Цивилизация агрополисов

Максим Калашников

Что нужно сделать, чтобы сполна обеспечить продовольственную безопасность России?

 

ЭРА ДОРОГОЙ ЕДЫ

Очевидно, процесс отмирания старой традиционной деревни – процесс объективный. Мир слишком изменился. Да и, честно говоря, в старой деревне было много такого, что нас, сегодняшних, коробит. Узкий кругозор, замкнутый околицей села, крестьянская ограниченность, тяжелый, отупляющий труд, цикличность однообразной жизни. Нет ничего удивительного в том, что прежние деревни пустеют: люди ищут лучшей доли. Но значит ли это, что русское сельское хозяйство умрет? Нет, для него открываются новые шансы.
 
Мир вступает в эру дорогого продовольствия. Все пахотные земли на планете освоены, а население Земли растет. Увеличивается потребление высококачественных продуктов в Китае и Индии. (До недавнего времени потребление говядины и цыплят в КНР росло на 20% в год). Финансовые спекулянты занялись спекуляциями с зерном, раздувая цены.
Многие специалисты («Мировой голод». – «РБК», №9, 2007 г.) говорят о том, что безвозвратно уходит «золотой век», радовавший нас во второй половине ХХ столетия, когда новые технологии и огромные вложения государств привели к изобилию дешевого продовольствия. Когда затраты на питание в развитых странах не превышали 10% семейного бюджета. Теперь возвращаются реалии XIX и первой половины ХХ столетия, когда на пропитание каждая семья тратила не менее трети своих доходов. Впрочем, после гибели Советского Союза «дорогие россияне» вынуждены тратить на еду иной раз и 75% личного бюджета. Но теперь нечто похожее ждет и американцев, и европейцев. Все больше специалистов говорит о том, что мясо в XXI веке станет роскошью, что большинству обитателей даже развитых стран придется стать вегетарианцами.
Причина понятна: чтобы продовольствия хватило, необходимо резкое увеличение производства зерна во всем мире. Кроме того, много зерна уходит на производство кормов для мясо-молочного скота и птицы. Давным-давно известно условие продовольственного обеспечения: страна должна производить тонну зерна на душу населения. И здесь РФ с ее урожаями в 60-80 млн тонн ежегодно выглядит бледно: ей нужно нарастить сбор зерновых до 140 млн тонн как минимум. Сегодня Россия не голодает лишь потому, что не тратит зерно на корм скоту, завозя (в обмен на «нефтегазодоллары») мясо из Европы, США, Аргентины. Однако скоро нам придется туго: дефицит еды на мировом рынке начинает нарастать.
В условиях дороговизны и нехватки продовольствия РФ может снова поднять свою агросферу. Бизнес на земле становится рентабельным.
 
Но как повысить производство зерновых? Ведь современные агротехнологии требуют слишком больших затрат горючего, минеральных и органических удобрений, слишком много техники на полях. А горючее нынче все дорожает. Налицо кризис прежней технологии: последние сорок лет урожайность на гектар в мире не растет. Налицо тупик привычного нам интенсивного сельского хозяйства, стоящего на высокой механизации и использовании миллионов тонн минеральных удобрений.
Уповать на генно-модифицированные (ГМ) культуры? Тут есть свои опасности. Прежде всего, они не дают потомства. Семена очень дорогих ГМ-культур надо закупать у нескольких мировых монополистов, которые в условиях глобального дефицита продовольствия станут негласными диктаторами. Не подчинишься правительству США – получишь костлявую руку голода на своей шее.
 

РУССКИЙ АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ОТВЕТ

Однако именно здесь русские способны достичь прорыва. Именно русские сегодня накопили запас еще не востребованных толком агротехнологий, что позволяют резко увеличить продуктивность сельского хозяйства при снижении удельных затрат труда, горючего, удобрений и денег, при этом не прибегая к ГМ-культурам. Описание таковых технологий – отдельная тема.
В своих книгах автор этих строк описывал так называемые биофотонические (или волновые) отечественные технологии воздействия на растения и скот, приводящие к активизации их жизненных сил.
 
Самый удачливый предприниматель в этой области сегодня – Георгий Коломейцев, который с начала 1980-х годов применяет обработку посевного зерна электромагнитными полями. Он реально добивается роста урожайности на десятки процентов при многократном снижении расхода удобрений. За счет этого он и деньги зарабатывает – сотрудничая с успешными хозяйствами в РФ и за ее пределами. (В 2006-2007 гг. Коломейцев плодотворно работал в Сербии). Хорошо работают изготавливаемые им БАПС – биологически активные подкормочные составы. И в животноводстве метод Коломейцева отлично работает: отпадает надобность в том, чтобы пичкать животных гормонами и антибиотиками, увеличиваются удельные привесы животных на единицу корма. Вот вам и реальная возможность производить много экологически чистой продукции по доступным ценам.
К сожалению, государственные чиновники замечать Коломейцева не хотят. Оно и понятно: им невыгодно, чтобы на производство тонны зерна или мяса снижался расход топлива, удобрений, денег. Ибо тогда сокращаются возможности для воровства, для выбивания денег из бюджета на «помощь аграриям». Чиновникам важно, чтобы государство тратило на село как можно больше.
Точно так же чиновники игнорируют уже двадцать лет подряд и другого русского гения, Анатолия Шугура. Он применяет сеялку АУП-18, которая сводит к нулю потребность в любых удобрениях. А изобрел эту сеялку председатель колхоза Прохоров еще в 1978 г.
По словам агронома Евгения Чебалина, «прохоровской сеялкой» можно было сеять по любой целине БЕЗ ПЛУГА, выполняя за один проход по полю четыре операции, слитые воедино: предварительную обработку почвы, удобрение, посев и боронование. Причем только эта сеялка (единственная в мире до сих пор!) укладывала в землю семена сплошным безрядковым рассевом, на оптимальном расстоянии друг от друга, без дурно-пустотного междурядья, в коем хищно и вольготно перли в рост сорняки.
Сегодня Европа, весь мир прессуют у себя пашню интенсивным земледелием: пахота, удобрения, пестициды и колеса тяжелых машин сплющивали давно уже мертвую почву до состояния окаменевшей гидропоники – практически с нулевым (без химии) плодородием. Затрачивают на получение одного центнера полусъедобного зерна 350-400 рублей. Шугуров, тратя 70-90 рублей, получал по 40-50 центнеров с гектара абсолютно экологически чистой пшеницы и ячменя с клейковиной 25% и выше. 
Для специалистов: за последние десять лет на этом поле (без единого сорняка) не было израсходовано ни  
 
грамма органических и минеральных удобрений! (их заменила мульчированная комбайном солома), ни грамма пестицидов и гербицидов, его ни разу не коснулся плуг. Изначальная балльность почвы здесь была 35. Ныне – 52!
С 1999 по 2007 гг. рентабельность зернового производства у Шугурова ни разу не опускалась ниже 300%. На вложенный рубль Шугуров всегда получает больше трех рублей (лучшая, максимальная рентабельность в Европе и мире – 140-160%). При этом себестоимость одного центнера зерна с абсолютной экологической чистотой у Шугурова – 70-90 руб. И она повышается в основном за счет поднятия зарплаты, которая приближается здесь по совокупности выплат и выдачи бесплатного зерна к 20 тыс. рублей (себестоимость в США – 340 р., Германии – 420 р., Италии – 436 р.)
 
Таковы всего лишь два примера русских прорывных агротехнологий. Есть и другие, причем не только из растениеводства или животноводства. Вот, скажем, уникальная технология советского ихтиолога Чебана дает возможность полностью прекратить промысел осетровых на Каспии и выращивать огромных рыб-икроносов в теплосбросных прудах электростанций и заводов. Причем растут такие осетровые быстрее, чем в условиях дикой природы. К сожалению, в РФ эти опыты забросили, и Чебан уехал работать в Китай. Но ведь можно попросить его вернуться, создав творцу идеальные условия для работы.
 
Если русские аграрные предприниматели, наплевав на чиновников и на тупое государство, предпримут поиски, то найдут в России немало такого, что может обеспечить нам сельскохозяйственный Ренессанс. Такого, что до минимума сведет зависимость села от алчных бюрократов, зерноторговцев-спекулянтов и банкиров.
Но если государство вдруг очнется и решит развернуть нормальный приоритетный аграрный нацпроект (вместо нынешнего, бессистемно-корявого, отданного на откуп все тем же чиновникам), то в рекордные сроки может довести производство зерна до тонны на душу населения.
Если же исполнится мечта автора этих строк, и на карте мира появится новая союзно-федеративная держава (куда войдут тучные черноземные территории Крыма, Причерноморья и Восточной Украины), то такая страна превратится в аграрную сверхдержаву. В глобального экспортера зерна, мяса, масла. Мы снова – но уже не за счет недоедания внутри страны – сможем кормить своих соседей, зарабатывая не только экспорте нефти и газа.
 

РУССКАЯ АГРОЦИВИЛИЗАЦИЯ

Но какое село будет применять все эти достижения русской мысли? Что придет на смену вымирающим деревням старого типа?
Очевидно, что это будут крупные хозяйства: либо новое издание колхозов, либо большие латифундии новых помещиков (мегафермеров). Мифы конца 80-х и начала 90-х годов, когда «асфальтовый крестьянин» Черниченко бичевал «советский агроГУЛАГ» и рисовал миражи мелких фермеров и крестьян-единоличников, сидящих на земельных клаптиках-парцеллах, сегодня уже не актуальны. Мелкие хозяйства разоряются, не имея средств на содержание техники, на закупку топлива, на ветеринарию, на организацию переработки сырья. Опыт самых успешных хозяйств на Юге РФ говорит: выживают и развиваются только коллективные и крупные хозяйства с хорошими менеджерами, умеющими воодушевить и сплотить работников.
 
Скорее всего, возникнет «новое издание» МТС: машинно-тракторных станций. Содержать свою сельхозтехнику каждому сельскому хозяйству – слишком дорого. Дорог ремонт. Дорого топливо. Да и машины используются не в полную силу. Тут-то и понимаешь рациональность создания машинно-тракторных станций, возникших в сталинские времена. В 1930-е годы колхозы не содержали свои парки аграрных машин: они заказывали работы у сети МТС. На станциях техника и работала с полной отдачей, и уход за ней был хорошим. Только при Хрущеве МТС упразднили, раздав машины по сельским хозяйствам.
Где будут жить новые русские аграрии (уже однозначно не крестьяне)? Явно, не в деревнях старого типа – скорее, в агрополисах, поселениях принципиально нового типа. Когда коммунисты говорили о стирании грани между городом и деревней, они как в воду глядели. Только воплощали эту политику плохо, неумело. Сегодняшние футурологи говорят то же самое: и скученно-многоэтажные города, и старые села – тупики развития. Грядет эра разнообразных полисов: технополисов, университето-полисов, наукополисов, агрополисов. Сиречь – поселений, где люди живут в индивидуальных домах – семейных усадьбах, располагаясь вокруг центров деятельности: технопарков, инновационных предприятий, военных баз, промыслов или крупных сельских хозяйств. Полисы размещаются в полосе, прилегающей к крупным транспортным артериям, там применяются передовые технологии жизнеобеспечения, децентрализованная экономичная энергетика, биологические системы переработки отходов. Здесь – царство цифровой телефонии и беспроводной связи нового поколения, а на социальном уровне – внедрение передовых форм самоуправления с минимальным чиновничьим аппаратом.
 
Агрополис – это совокупность семейных усадеб вокруг ядра, где расположены торгово-развлекательные центры, школы, машинно-тракторные станции и предприятия бытового обслуживания, административные структуры и спортивные сооружения. Агрополисы начал создавать Советский Союз еще в конце 1970-х. Но тогда для реализации грандиозных планов ему не хватало нынешних технологий индивидуального домостроения, новых технологий ЖКХ и связи. Теперь они есть.
Агрополис – это уже не город и не деревня, а новый вид поселения. Там, где людям жить и работать очень удобно. Агрополисы, созданные у нас, потянут к себе активных и работящих людей со всего мира. Вспомним практику Екатерины Великой. Поглядите на окрестности Одесской области: императрица заселяла Новороссию крестьянами со всего мира, создавая им в России наилучшие условия для созидательного труда. Под Одессой были немецкие Люсдорф и Мангейм, и населенная выходцами из Франции Шаба, основанный бежавшими Османской империи болгарами Болград. А рядом – села с гагаузами, великороссами, малороссами-украинцами, молдаванами. Сегодня опыт вновь должен быть использован для переосвоения огромных пространств РФ, где города занимают всего полтора процента площади.
   

Статьи нашего Общества, ждущие Вашего обсуждения и комментариев

Комментарии

Оставить комментарий :